Login to dating website
Forgot your password?
Sign up

Galina, 62 - 1 June 2020 20:52

All
Edited:01.06.20 20:52
Женька еле уговорила мужа поехать домой. Упирался, говорил, что дом его - гараж, ничего другого он не помнит и никуда не хочет. Повелся, как ни странно, на борщ. Женщина предложила его накормить этим, его некогда любимым блюдом, и он согласился.

По дороге домой ее благоверный постоянно оглядывался, будто пытался запомнить путь к отступлению. На лавочке перед подъездом высадился весь отряд бабулек-пенсионерок. В один голос они сначала заохали от удивления, а потом запричитали: "Семенушка, да где ж ты был, касатик.". И ведь прошел, шельма, мимо, даже не поздоровался.

Женька решила пустить его на лестничную площадку первого - авось вспомнит квартиру, в которой живет. Жил, вернее. Но нет - постоял, потоптался, ее подождал.

В квартире Семен вообще не ориентировался. Вещи, которые дала ему переодеться после ванны жена, рассматривал долго, прежде чем прикоснуться. Было видно, что все ему здесь кажется чужим и враждебным...

###

Женя кое-как, чуть ли не силой заставила мужа остаться на ночь. Правда, на супружеское ложе ложится он категорически отказался. Пришлось постелить на кухне, на диванчике. Спала женщина плохо, ей все казалось, что Семен вот-вот уйдет, а она не успеет его остановить.

Что, впрочем, мужчина и попытался проделать утром, медленно-медленно обуваясь и потихоньку прикрывая за собой дверь. Женька не дала. Схватила за плечо, резко повернула к себе, неожиданно для себя, как впрочем и для Андрея-Семена, поцеловала его.

Впали в ступор оба. Молчали. Андрей не отодвигался, Женя не отпускала. Минут через пять женщина все-таки произнесла: "Пойдем чай пить, а?" Мужчина согласно кивнул. Пока они пили чай, Женька все вспоминала неожиданный поцелуй. Даже зарделась от стыда, будто не с мужем, а незнакомым человеком только что поцеловалась.

"А ты вообще что помнишь?" - вдруг спросила Женька у мужа. Помнил он относительно немного. Очнулся в кустах, было холодно, очень сильно болела голова и было тяжело дышать. Был инстинкт позвонить жене. Но телефона при нем не было, да и как выглядит жена, не то что имя ее он не помнил. Свое, кстати, тоже. Силился, силился, все понапрасну. Болтался по городу целый день, а потом обессилел. Рухнул там, где стоял. Все мимо проходили, а вот бомжи не прошли. Поделились чем есть, отогрели как могли. Вот только не совсем хороший приятель из него для них получился. Не пил он. совсем. Пробовали поить - от запаха сразу плохо становилось. А потом как-то отпочковался он от них. Гараж заброшенный нашел, подрабатывать стал. Куда брали.

Женька с полными слез глазами посмотрела на Андрея: "Ты вообще-вообще меня не помнишь?". Тот отрицательно покачал головой. И тут у женщины вдруг родилась идея: "Давай поедем к твоей маме, ее ты точно должен вспомнить. Она тебя так ждала, искала, как и я не верит до сих пор, что тебя нет в живых. И ведь правы мы с ней были, правы", - ласково потрепав мужа по макушке Женька аккуратно прижалась к нему...

###

В автобусе по дороге к свекрови молчали оба. Женька поймала себя на мысли, что боится того, что муж окажется ненастоящим. Вся надежда была на ту женщину, которая за эти пять лет сроднилась с ней очень сильно - мать Семена. Показывать ей сына было боязно, у старушки были проблемы с сердцем, но не показать Женька не могла - а вдруг это действительно он. Да он, конечно. Его облик, такой родной, желанный, и спустя пять лет не потерял контуров, не растекся, не размазался в душе, навсегда затаившись в сердце.

Когда Наталья Николаевна спросила в домофон кто пришел, Женька просто сказала "мы". Без объяснения, легко, как пять лет назад. Было видно, что Андрею все это не очень нравится, но неизвестность уже осточертела. Хотелось если не вспомнить, то хотя бы узнать.

Увидев сына мать застыла соляным столпом. Нет, она не кинулась ему на шею, не разрыдалась. Просто вперила в него стеклянный взгляд и молчала. Долго. Минут двадцать. А потом спросила: "Кто это?" Почти сразу добавив: "Неужели?.."

Женька кинулась к ней: "Мама, это ведь Семен? Правда же Семен?" Но Наталья Николаевна, бледная и разом осунувшаяся, замотала головой. "Вадик, сыночек, неужели живой. Господи, спасибо. Одного забрал, так хоть второго подарил. Спасибо.", - с этими словами женщина вдруг кинулась на шею Андрею.

И Андрей и Женька ничего не понимали. Стояли, хлопали глазами, силясь что-то понять, но тщетно. Покров своей тайны сорвала сама Наталья Николаевна. Да не просто сорвала, а содрала с мясом, оставляя кровоточить как свое, так и Женькино сердце.

"Женечка, милая, прости меня. Семочка мертв, я узнала об этом два года назад. Мне позвонили из соседней области, попросили подъехать. Семен уехал на заработки, хотел расширить вашу жилплощадь. Хотел потом позвонить нам, но увы. Почти на следующий день после приезда его завалило землей. Рабочие испугались, никому ничего не сказали. Стройку в скором времени свернули. Возобновили только два года назад. Так Семочку и нашли. При нем был его телефон. Не рабочий, естественно. Как уж полиция вышла на меня, ума не приложу, но вышла. Я опознала его, по волосам, по футболке, которую когда-то дарила. Сердцем, в конце концов. С тех пор оно у меня остановилось. Я похоронила его в тайне. Не хотела, чтобы сердце остановилось и у тебя. Благо, что бюрократия тебя не коснулась, ведь вы не были расписаны. Я поддерживала тебя, когда ты с уверенностью говорила о том, что он жив. Боялась за тебя." - страшным монологом пригвоздила Женьку к полу свекровь.

Андрей встал и собрался уходить. Раз Семен мертв, значит он не Семен. А это значит, что здесь ему больше не рады. "Сынок, не уходи", - с надрывом прокричала Наталья Николаевна.
Add comment Комментарии: 0
Домой в портал icdvm.com
We use cookies to improve user navigation and collect site attendance information. By working with this site you consent to the use of cookies.
Ok More